Арктика после коронавируса

13

ОбществоАрктика после коронавируса
Добромир11.11.20200

Пандемия внесла серьезные коррективы в экологический активизм стран евро-арктического региона. Об этом эксперты говорили на пресс-конференции «Экология Арктики после коронавируса: новые вызовы в странах Баренц-региона», которая прошла в деловом центре «Красный Октябрь».

А ведь проблемы региона так и остались не решенными: рудники Норвегии множатся и сбрасывают отходы в северные моря!

Как заявил представитель организаторов, директор Центра экологического мониторинга «ПОМОР» Тимофей Суровцев, регион Баренцева моря формирует не только экологическую повестку, но и климат всей планеты. «Коронавирус серьезно повлиял и на само экологическое движение евро-арктического региона, — сказал Суровцев. — Проблемы остались и растут. Они носят общий характер — что у России, что у Норвегии, Финляндии и Швеции. Основные проблемы — это рудники Норвегии, которые множатся и сбрасывают отходы в северные моря, это массовые объекты ветряной энергетики — против ник активно выступают малые народы Севера. Это и пресловутый «зеленый сдвиг», который навязывают обществу и который нацелен против любого промышленного развития». Как подчеркнул эксперт, из-за пандемии коронавируса более 150 тысяч природоохранных НКО России, Швеции, Дании и других стран Баренцева региона приостановили свою деятельность. «Только в РФ порядка 10 тысяч НКО, которые сегодня не могут работать в условиях отсутствия государственной и частной поддержки», — констатировал Суровцев.

С ним согласился норвежский эколог, представитель организации «Зеленые воины Норвегии» Рубен Оддекалв. Он рассказал, что экономический кризис, вызванный распространением коронавируса, сильно задел независимые экологические организации. «Мы работаем в связке с многими партнерами, которые также сейчас во многом недофинансированы, — констатировал Оддекалв. — Что касается климата, что касается охраны окружающей среды, то многим известно, что вследствие коронакризиса экология значительно улучшилась и воздух стал чище. И многие проекты продолжились. Однако мы не смотрим в будущее с полной уверенностью, потому что не знаем, сможем ли выжить в условиях кризиса». В рамках дальнейшей дискуссии он ответил на вопрос о судьбе германской подводной лодки U-864, которая была потоплена еще в 1945 году в острова Федье (Норвегия) и стала источником серьезного ртутного загрязнения. «Ситуация никак не поменялась, — констатировал эколог. — И кризис еще больше законсервировал ситуацию. Но есть изменение – так, была создана комиссия из независимых экспертов, которые рассмотрят вопрос о дальнейших мерах. Это будет либо саркофагирование, либо подъем обломков».

Кроме того, Оддекалв рассказал, что норвежские экологи продолжают бороться против сброса в северные моря загрязняющих веществ, образующихся в результате работы норвежских рудников. «Мы подали жалобу на Норвегию в международные органы и заявили о том, что Норвегия нарушает директиву ЕС о загрязнении вод. И пока что не получили определенного ответа», — сказал Оддекалв. При этом он признал, что независимым экологам сложно противостоять крупным промышленным компаниям с огромными бюджетами. Также Оддекалв рассказал, что в Норвегии набирает обороты борьба против ветряной энергетики, хотя государство мешает вести эту борьбу и ограничивает доступ людей к информации. По словам эколога, власти, продвигающие ветроэнергетику понимают, что из-за ограничений, вызванных пандемией коронавируса, людям сложно протестовать и бороться.

Об экологической ситуации в Швеции рассказал политик, представитель «Союза зеленых» Торд Бьорк. По его словам, в Швеции сложилась тягостная ситуация с лесами, которых остается все меньше. «Швеция представляет собой модель капиталистически-империалистического развития, при которой лесная индустрия стала полностью коммерческой, — посетовал Бьорк. — И хотя в России еще есть дикие леса, у нас же их почти не осталось. При этом Швеция очень агрессивная страна, и ее МИД очень негативно относится к России». Между тем, по словам Бьорка, люди в Швеции начинают все чаще задумываться об экологических проблемах, которые смыкаются с опасностью истребления человечества. Но, как пояснил эколог, в Швеции, как и в любой другой стране мира, власти предпочитают вести уже устоявшийся диалог с «карманными» критиками и оппозиционерами, но не дают голоса независимым экспертам. «Поэтому экологам надо объединяться и не думать о том, что об этом скажут власть и медиа», — пояснил Бьорк.

Относительно тенденции появления на экологической сцене крайне одиозных фигур, таких, как Грета Тунберг, Торд Бьорн сохраняет умеренный оптимизм. «Если к таким типам, как Грета, молодежь в мире прислушивается, то и черт бы с ними — пусть работают!» — отметил шведский эксперт.

В рамках пресс-конференции выступил также датский эксперт-эколог Асбьорн Валь, который рассказал о том, что в Норвегии экологии пытаются через суд доказать, что власти их страны нарушают конституцию, так как разрешили бурение морского дна. По его словам, это дело уже было рассмотрено в двух суда более низкого уровня — в районном суде и в апелляционном суде. И в обоих судах оно было проиграно, но теперь его приняли для рассмотрения в Верховном суде. «В сообществе борцов за природу в Норвегии нет согласия по этому вопросу, — констатировал эксперт. — Некоторые считают, что было ошибкой пойти судебным путем, так как если суд примет решение не в пользу экологов, это станет их окончательным проигрышем. Но если бы борьба шла политическим путем, то можно было бы оказывать давление на правительство». По его словам, Норвегия начала бурение в юго-восточной части Баренцева моря, хотя там развито рыболовство и загрязнение моря очень опасно. «Норвегия не использует те нефть и газ, которые добывает, — пояснил Валь. — Она использует гидроэнергетику, а нефть и газ просто продает за границу».

Между тем, как оказалось, пандемия коронавируса затруднила работу не только экологических активистов, но и журналистов, освещающих экологическую проблематику. Об этом в частности рассказал ведущий журналист популярного интернет-портала iFinnmark Стиан Хансен (Норвегия). По его словам, из-за пандемии многие экологические вопросы просто сходят на нет. Люди сидят по домам, не могут протестовать, а журналистам сложно описывать складывающееся положение дел, так как сами работники СМИ тоже вынуждены оставаться дома. «Одно из главных направлений нашей промышленности — это добыча нефти, — сказал Хансен. — И общество разделено пополам. Часть населения выступает за добычу, а часть против. К сбросу отходов в моря норвеги тоже относятся по разному – например, в крупных городах людям на это наплевать! У нас идут жаркие споры по поводу ветряной энергетики, также очень скептично настроены жители Скандинавии в отношении АЭС».

Участники пресс-конференции особо отметили, что в условиях обостряющихся совместных экологических проблем кризис независимого природоохранного активизма крайне опасен – крупные промышленные европейские предприятия остались практически вне зоны общественного контроля и продолжают осуществлять свою деятельность, которая часто и во многом вредит экологии планеты.

Источник