Алексей Ересько: Полностью взыскать долги в ЖКХ России уже невозможно

65

Алексей Ересько: Полностью взыскать долги в ЖКХ России уже невозможно

Заместитель руководителя редакции РИА Недвижимость

— Алексей Васильевич, состояние сферы ЖКХ во многом определяется прохождением отопительного сезона. Какие выводы сделаны в этом году, какие недочеты выявлены?— В целом этот сезон прошел лучше, чем предыдущий. За прошедший отопительный период было зафиксировано на 4,5% меньше аварий – около 50 тысяч инцидентов. Были некоторые сложности, связанные в том числе с логистикой, несвоевременной доставкой топлива, дефицитом вагонов – но это, скорее, локальные моменты.

Если говорить о подготовке к следующему сезону, то большее внимание теперь уделяется заблаговременной доставке в удаленные районы. Вообще, мы всегда старались делать это заранее, но сегодня ситуация менее предсказуемая и эту работу нужно усилить. Если раньше не было опасений, что мы не сможем вовремя привезти уголь, например, в Калининград, который теперь тоже стал удаленным, то сейчас лучше перестраховаться.

— Какова сегодня ситуация с износом сетей, который является одной из ключевых проблем в отрасли? В каких регионах ситуация наиболее сложная?

— Сегодня в замене нуждается 42% сетей. В цифрах это примерно 390 тысяч километров. А ведь есть определенный процент сетей, которые еще можно эксплуатировать, но, если ничего не делать, общий процент износа будет расти. При этом считать только сети не совсем корректно, потому что нельзя менять только их и не ремонтировать теплопункты, канализационные насосные станции и прочее.

Отдельно регионы я выделять бы не стал, потому что их нельзя сравнивать. Везде свои особенности, разная протяженность, плотность, и процентное соотношение поэтому будет отличаться. Например, как можно сравнивать территорию Якутии и Московской области? Скажу абсолютно точно – необходимость модернизации объектов коммунального хозяйства есть везде.

Если говорить о том, какие сети наиболее изношены, то это, наверное, сети водоснабжения. Во-первых, их больше всего в стране, и даже в малых населенных пунктах, где нет центрального отопления, центральное водоснабжение есть почти везде. Во-вторых, эти сети больше по протяженности. В-третьих, их плановой замене раньше уделялось меньше внимания, чем теплосетям. Поэтому сейчас мы при модернизации уже не выделяем отдельно тепло и воду, а занимаемся всем сразу.

— Сколько нужно денег на модернизацию?— В целом около 4,5 триллиона рублей. Это колоссальная сумма, инвестировать ее быстро достаточно тяжело. Поэтому формируется программа именно плановой модернизации коммунальной инфраструктуры.

— Планируется ли что-то делать с механизмом концессий, с помощью которого планировали привлечь средства в отрасль, но в полной мере он так и не заработал?

— Механизм подразумевает вложения концессионеров в расчете на то, что их можно будет возвращать за счет тарифов. А у нас, как известно, ограничен предельный рост тарифов, и этот процент ниже, чем инфляция последних лет. Если поднимать тариф, чтобы компенсировать затраты, то это точно не 4%. В этом году это средний показатель индексации тарифа по стране.

Концессии хорошо работают там, где сети расположены плотно и компактно, в крупных городах. В маленьких городах, где сети разбросаны, и еще имеется отток населения, ситуация хуже. И, наверное, правильно, чтобы там была какая-то господдержка.

— Что сейчас происходит с темой экономически обоснованных тарифов?

— Дискуссии продолжаются, анализируются различные варианты. На мой взгляд, прежде чем говорить о повышении тарифов, нужно обеспечить население более качественными услугами. Мы потому и начинаем модернизацию, чтобы сначала людям предоставить максимально качественные услуги, а уже потом говорить об их стоимости.

Важно еще учесть, что есть льготные категории граждан и получатели адресной поддержки, и при повышении платы таких людей станет больше. Насколько – это уже зависит от того, какими будут новые тарифы.Говоря о том, что нужно сначала показать людям результат, а потом собирать деньги, можно провести такую аналогию. В некоторых регионах появилась интересная система капремонта. Жителям показывают проект их дома после ремонта и смету таких работ. У людей есть выбор – платить условно по пять рублей за квадратный метр и получить ремонт через десять лет, или ремонт будет сделан сразу, а оплачен в течение последующих десяти лет, по 25 рублей за метр. Например, в Хабаровске уже подписано таких соглашений примерно на 600 домов, и уже даже есть результаты. Похожая ситуация и в Оренбурге.

— Как удается убедить в этом жителей, ведь не у всех есть желание или возможность платить больше?

— Я так понимаю, там работают очень сильные общественники. Если бы на весь Хабаровск было условных шесть домов, я бы воспринял это больше как исключение. Но 600 – очень серьезный показатель.

— Может ли подобный опыт распространиться на всю страну?

— Во всех регионах разная ситуация, и финансовая, и социальная. Не все пока знают про этот механизм, а если знают – не все могут реализовать. Поэтому делимся с другими регионами, предлагаем разные подходы.

— Говоря о капремонте. Эксперты обращают внимание, что не все региональные операторы финансово устойчивы и в дальнейшем это может привести к неисполнению обязательств перед людьми.

— Мы ведем постоянный мониторинг финансовой устойчивости регоператоров и даем замечания по их работе. Как правило, если делается своевременная индексация взносов за капремонт, то и финансовая устойчивость находится на достаточно неплохом уровне.

Мы с вами говорим про регоператоров, а ведь еще есть проблемы со спецсчетами. Они вроде бы открыты для жителей, но не все готовы контролировать расходование средств. И не все понимают, чем текущие работы отличаются от капитальных. И здесь у нас есть определенные опасения, что некоторые владельцы спецсчетов в какой-то момент начнут «проседать». Уже есть прецеденты, когда было решено отремонтировать кровлю, а на замену лифтов денег не хватило. И жители начинают обращаться к муниципальным и региональным властям – помогите заменить лифт, денег не хватает.

— Одной из проблем отрасли по-прежнему остается большой объем задолженности за ресурсы и услуги. Какова актуальная цифра? Как планируется бороться с долгами?— Цифра очень большая – 1,4 триллиона рублей. Но, на мой взгляд, опираться на нее не стоит, она не отражает реальную картину. Там большая часть долгов, накопившихся за долгие годы по предприятиям, многие из которых уже не существуют, и по объектам недвижимости, которых уже нет. Это долги как жителей перед ресурсоснабжающими организациями, так и предприятий. В полном объеме взыскать их уже невозможно.

Одной из мер, направленных на то, чтобы не допустить роста задолженности граждан, стало постановление, согласно которому в случае просрочки по оплате услуг ЖКХ пени будут начислять с учетом ключевой ставки на 27 февраля. Тем самым, считаю, мы показали населению, что не заинтересованы в том, чтобы они страдали из-за роста ключевой ставки Центробанка и уходили в глухую оборону. Вообще, задолженность обычно растет в предотпускной период. Скоро сезон отпусков завершится, эта кривая пойдет вниз, и ситуация стабилизируется.

На мой взгляд, на собираемость положительно влияет возможность легкой оплаты услуг. Если тебе надо куда-то ехать, стоять в очереди, заполнять квитанции – это все утяжеляет процесс. Гораздо проще, не выходя из дома, оплатить через приложение. Или подключить автоматический платеж, как у многих банков сегодня. Развитие этих цифровых систем очень сильно помогает отрасли.

— В стратегии развития стройотрасли и ЖКХ предусматривается создание неких гарантирующих управляющих компаний. Предполагается, что они, с одной стороны, будут брать себе на баланс старые дома, которыми заниматься никто не хочет, с другой – новостройки, которыми сегодня, как правило, управляют УК от застройщиков. Если с «невыгодными» домами все понятно, то почему этим едва созданным компаниям должны отдаваться новостройки, хотя сами застройщики могут управлять своим же домом гораздо эффективнее?

— Действительно, в стране много домов с большим износом, управлять которыми экономически невыгодно. В некоторых регионах есть сильные УК, и по просьбе властей они берут эти дома на себя. По сути, они наделяются функциями гарантирующих компаний, только официально такого статуса у них нет.

С новостройками ситуация следующая. Есть много обращений, когда люди купили квартиру в новом доме, а там уже есть УК. А у них был негативный опыт общения с этой УК. Но они уже ничего не могут поменять, потому что она выбрана половиной голосов имеющихся на тот момент собственников. При этом в доме выкуплено две трети квартир, а треть принадлежит застройщику. Поэтому прорабатывается вариант, при котором гарантирующая УК будет заниматься домом до тех пор, пока не будет собран достаточный кворум собственников.

Есть еще одна причина, по которой нужны гарантирующие УК. В соответствии с Жилищным кодексом, если есть определенный процент жалоб граждан, дом должен быть исключен из лицензии. Получается, что по этой норме мы, с одной стороны, наказываем УК, забрав у нее дом, с другой – обрекаем этот дом на бесхозность. Согласитесь, если вы руководитель УК и у вас забирают проблемный дом, то вы думаете – и слава богу. И другие УК уже не хотят брать себе такой дом. Но ведь ситуации бывают разные, иногда обилие жалоб – просто следствие конфликтов между жильцами.

— Получается, что в каждом регионе должна быть создана как минимум одна государственная УК, при этом качеством выше, чем существующие?

— Мы прорабатываем этот вопрос. Думаю, тут нужно подходить гибко. Повторюсь, все регионы разные. У некоторых большие территории и разброс населенных пунктов, вряд ли одна компания будет способна эффективно всем управлять. При этом мы не говорим однозначно, что это должны быть именно государственные компании.

— И последний вопрос. В строительной отрасли сейчас есть дефицит рабочих ресурсов, связанный в том числе с нехваткой мигрантов. А как с этим в ЖКХ, где традиционно на мигрантов приходилась большая доля работников?

— Что касается зависимости от мигрантов, то она везде разная. В крупных городах она традиционно высокая, а в регионах – наоборот.

Действительно, в целом проблема рабочих рук есть. Мы оцениваем нехватку рабочей силы в ЖКХ примерно в 200 тысяч человек. К сожалению, во многом это связано с тем, что престиж отрасли не на том уровне, как хотелось бы. Поэтому мы общаемся с учебными заведениями, стараемся популяризировать отрасль, привлекать в нее новые кадры. С развитием малой механизации даже профессия дворника уже перестает быть низкоквалифицированной, не говоря уже о более сложных направлениях, и это тоже стоит учитывать при привлечении специалистов.

Беседовал Константин БАЛАКИН